Что скрывает судья Богачёва? Или пародия на правосудие!


С 24 марта процесс по делу Елены Базановой проходит в закрытом режиме. Такое решение приняла судья Мособлсуда Р.В. Богачёва, удовлетворив ходатайство стороны обвинения. По мнению прокурора С.В. Каверина, присутствие прессы на заседании суда и публикации статьей о ходе дела мешают ведению процесса, унижают достоинство судьи, его самого и свидетелей обвинения, которые испуганы до предела.

При этом «испуганные» свидетели не смогли привести в своих заявлениях ни одного факта, подтверждающего грозящую их жизни, здоровью и репутации опасность.
Несмотря на аргумент защиты, что закрытие процесса только усилит накал общественного возмущения, судья Богачева, подрагивая листочком постановления, зачитала свою солидарность с прокурором. Чем же могли помешать молчаливые зрители? Аргументы по защите психологического состояния ментов-провокаторов можно счесть абсолютно несостоятельными, поскольку процесс миновал фазу допроса со стороны обвинения — заседания закрыли в момент, когда сторона обвинения фактически закончила свою работу.

Что пытается скрыть прокурор оскандалившейся на всю страну Московской облпрокуратуры Каверин и судья Мособлсуда Богачёва в процессе, где не раскрываются, вроде бы, государственные секреты, не затрагивающем преступления сексуального характера, не рассказывается о преступлениях несовершеннолетних? Своё нелицеприятное поведение, быть может? Или что-то посерьёзнее?

Ответ на этот вопрос был получен 29 марта из выступлений засекреченного свидетеля в зале Серпуховского городского суда при рассмотрении жалобы Александра Шестуна на неправомерный отказ в возбуждении уголовного дела по его заявлению в отношении Ивана Назарова, который в группе с прокурорской ОПГ вымогал у него 2 млн. долл. и контроль за недродобывающим предприятием.

Как показал свидетель, связи прокурорской ОПГ из мособлпрокуратуры, которая лоббировала «закрытие» Базановой, были весьма обширными. В частности, на руководство МУП «Серпуховские недра» Иван Назаров, ставший камнем преткновения между СК и прокурорами, заместитель прокурора Московской области Александр Игнатенко и начальник 15-го управления облпрокуратуры Дмитрий Урумов требовали поставить людей из структур, контролируемых Артёмом Чайкой – сыном генерального прокурора России.

«Мне известно, что прокуратура Московской области всячески старалась, чтобы в отношении Базановой избрали меру пресечения в виде заключения под стражу. Данная ситуация прокуратурой Московской области в лице Игнатенко и Урумова была использована с целью давления на Шестуна, в связи с его обращением в правоохранительные органы по поводу вымогательства Назаровым денежных средств», — рассказал свидетель.

Дальнейшие откровения могли довести до икоты не только судью областного суда Богачёву. В ответ на вопрос — с кем из ДЭБ МВД у Назарова, Урумова и Игнатенко были тесные отношения, засекреченный информатор выдал следующее:

«В вопросах, представляющих угрозу для совместно бизнеса, Назаров и сотрудники прокуратуры Московской области обычно обращались к одному человеку в ДЭБ — Дмитрию Севостьянову. Чаще всего с Севостьяновым общался Урумов. Также мне известно, что именно по просьбе Урумова Севостьянов поставил на оперативные мероприятия в отношении Шестуна и Базановой сотрудников ДЭБ. Целью возбуждения уголовного дела в отношении Базановой являлась возможность оказания на нее давления, чтобы получить какие-либо показания в отношении Шестуна и в дальнейшем инициировать уголовное преследование в отношении последнего. Мне известно, что Игнатенко и Урумов через Судакова (Никулина) — советника начальника ГУВД МО Головкина — организовывали незаконное наружное наблюдение и прослушивание телефонных переговоров. Кроме того, Урумов близко общался с сотрудниками 37-го отдела Управления «К» БСТМ МВД РФ Темиргалиевым Ф. А. и Аббасовым М.А. В близкой связи к Назарову были Караваев-Сливинский сотрудник ГСУ ГУВД МО и заместитель начальника ГСУ МВД МО В.В. Городков».

Одних только фамилий Темиргалиева и Аббасова было бы достаточно для остолбенения всего состава суда. Но, учитывая причастность к делу Базановой еще и отпрыска самого генпрокурора… Совершенно понятно теперь отчего задрожали судейские мантии.

В сущности, ответ лежал на поверхности. Пыл, с которым генпрокурор бросался грудью на амбразуры Следственного комитета удивлял – гораздо логичнее и проще было отмежеваться от замазавшихся коллег. Имя Чайки-младшего, вспылившее в деле, объяснило все — поразительную нервозность прокуратуры и суда, показательные выступления солистов СОБР-шоу перед процессами Базановой, автоматчиков-приставов у дверей зала заседаний. Страх генпрокурора за самое дорогое оказался сильнее присяги и чести, что определило линию поведения подконтрольных ему силовиков.

Очевидно, что итог по делу Елены Базановой, а так же по другим делам, связанным с противоправными провокациями со стороны сотрудников ДЭБ МВД РФ будут зависеть от исхода противостояния Следственного комитета и ведомства Юрия Чайки.

Пишет Лариса Журавская.


Справка по Аббасову и Темиргалиеву от 2007 года, составленная в связи с делом «часовщиков».

http://invivio.net/info/74237.htm

Темиргалиев Фарит, подполковник, Старший Оперативный сотрудник 37-го отдела управления «К». (Очень жестокий и страшный человек в органах, одиозная фигура, все и всех записывает на пленку, все указания от руководства принимает только в письменном виде, коллеги и подчиненные боятся его и не хотят с ним связываться, верующий мусульманин, при реализациях операций ведет себя как отморозок. Сам взяток не берет, их цель отобрать все и сразу. Они идут только наверняка и знают абсолютно все каналы поставок и всех участников часового рынка поименно. Очень богатый человек. Несколько квартир, шикарный загородный дом, несколько дорогих иномарок. Имеет своего человека в генеральной прокуратуре и близкого друга в Администрации Президента, которые одним звонком снимают все претензии к нему. Очень давно в теме ювелирного рынка и считается настоящим профессионалом по контрабанде. Ему пророчат большое будущее в Центральном аппарате МВД. Половину от «награбленного» то есть конфискованного во время проведения операций отдает наверх руководству. На собственные деньги содержит парк машин наружного наблюдения, спец машин — минивэнов незаконно оборудованных спец-техникой для прослушивания телефонов, сканируют всю электронную почту офисную и домашнюю бизнесменов, кто попал в их поле зрения и разрабатывают каждого человека по году, прежде чем «зайти» к нему. По работе он курирует все средства электронной разведки и поэтому знает все о всех до последней нитки. В МВД считается непотопляемым и никто и никогда не смог еще уволить его из органов. В ФСБ в управлении «М» на него заведено дело оперативной разработки, но ему так и не дали ход, УСБ МВД РФ так же имеет все материалы по банде Темиргалиева и по его «работе», но не могут сделать ничего, так как все запросам тут же дается задних ход. Внимательно следите за его карьерой!)

Близкий друг и соратник по работе, ведущий с Темиргалиевым все операции и являющийся его правой рукой: Аббасов Мехман Аги Каши Оглы (представляется как Миша). Подполковник. Старший Оперуполномоченный 37-го отдела Управления «К». В силовых структурах они получили прозвище: «Братья Мусульмане». Ими непосредственно руководит и направляет начальник отдела Управления «К» полковник Бабаян Андроник. Руководство ДЭБ МВД РФ во главе с генералом Мещеряковым в курсе происходящего на часовом рынке, но генералы не знают как их подчиненные восприняли призыв бороться с незаконным частным предпринимательством и какими методами ведется эта борьба. Практически вся оперативно розыскная деятельность ведется не санкционировано и все собранные улики не являются формально поводом для возбуждения уголовных дел в отношении подозреваемых. Но цель оправдывает средства и поэтому банда «Оборотней в погонах» идет до конца не гнушаясь уже давно честью мундира. Как только доказательной базы становится достаточно для проведения обысков — они врываются к предпринимателям одновременно в квартиру, загородный дом, в офис и в квартиры родителей и сотрудников и всегда находят, то за что можно зацепиться. Для них выколачивание средств из бизнесменов — стало давно привычной, повседневной и очень высокооплачиваемой работой.