Как Камалдинова сделали мошенником…

Т.к. решение по делу Камалдинова становаится все ближе и ближе. Хочу представить Вашему вниманию заметку на тему: «Как Камалдинова сделали мошенником».

Мошенничество (Толковый словарь русского языка Ушакова) — Плутовство, корыстный обман.
(Толковый словарь Ожегова) — Обман, жульнические дествия с корыстной целью.

Не все в России знают, что у нас существует устойчивая организованная группа юридических мошенников, состоящая из следователей, прокуроров и судей. Их цель: засадить невиновного за решетку. В чем суть их мошенничества: они придумывают преступные действия, которых объективно никогда не было и быть не могло. Я о таких квазиунофантазиях писал по делу антифашиста Олесинова А.Ф. (http://www.ikd.ru/node/8697), по делу руководителя Рабочей группы по борьбе с коррупцией в высших сферах власти Кузнецова В.М. (http://blog-trepashkin.livejournal.com/25291.html ), по делу сотрудника милиции Иванова Е.В. (http://www.slideshare.net/CommitteeRight/2010-03-29-3580163) и ряде других. Практически с подобным встречаюсь почти во всех уголовных делах, по которым приходится осуществлять защиту обвиняемых последние минимум 3 года.

Вот очередное дело в отношении Камалдинова В.В. и других грешит такими же фантазиями и является плодом юридического мошенничества сотрудников милиции и прокуроров (судебного решения пока нет, но признаки соучастия судей усматриваются тоже).

Некоторые юристы могут возразить, что мошенничество — это все же форма хищения чужого имущества или присвоение права на это имущество, совершенные путем обмана или злоупотребления доверием. Я в данной заметки буду исходить не столько из юридического, сколько из социально-общественного понятия слова «мошенничество», ибо буду говорить еще и о жульничестве следователей, прокуроров и судей при фабрикации материалов уголовных дел.

В уголовном деле в отношении юриста Камалдинова Виктора и помощника депутата Государственной Думы ФС РФ Ахматова Магомета, которое находится сейчас на рассмотрении в Хорошевском районном суде гор. Москвы, с юридической точки зрения интересен подход органов предварительного расследования к слову «ОБМАН». Как известно, это основополагающий признак состава преступления, то есть, если не будет установлено обмана либо злоупотребления доверием потерпевшего, то о преступлении говорить неуместно. В каких же действиях Камалдинова В.В. и Ахматова И.М. органы предварительно расследования усмотрели «ОБМАН»? — Как усматривается из формулы обвинения (см ниже) они якобы предлагали здание по адресу: гор. Москва, ул. Большая Татарская, дом 38/1 стр.1 на продажу потерпевшему Гальярову Б.Р., однако эти здания не продавались, о чем якобы Камалдинов В.В. и Ахматов М.И. заведомо знали.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что эти здания продавались. В частности, это было отражено в Распоряжении Правительства Российской Федерации от 1 сентября 2008 года № 1272-р, изданном в соответствии с Федеральным законом «О приватизации государственного и муниципального имущества», которым утвержден «Прогнозный план (программа) приватизации федерального имущества на 2009 год и Основных направлениях приватизации федерального имущества на 2010 и 2011 годы», из которого следует, что в Перечень федеральных государственных унитарных предприятий, планируемых к приватизации в 2009 году включен Производственно-коммерческий центр «Торговый дом «Радиотехника», гор. Москва (п.10.1), т.е. ФГУП которому принадлежит здание по адресу: гор. Москва, ул. Большая Татарская, дом 38/1 стр.1. А также Перечень объектов недвижимого имущества, закрепленных за ФГУП «ФТ-Центр» на праве хозяйственного ведения, находящихся в федеральной собственности, на которые не распространяется действие пункта 3 постановления Правительства Российской Федерации от 3 апреля 2008 года № 234 (то есть не запрещенных к продаже), где под номером 13 значится отдельно стоящее здание по адресу: гор. Москва, ул. Большая Татарская, дом 38/1, стр.1. (все перечисленные документы и распоряжения можно легко найти в любой правовой системе). Таким образом, однозначно доказывалось, что обмана в указанных в обвинении действиях Камалдинова В.В. и Ахматова М.И. не имеется. В таких случаях уголовное преследование подлежит прекращению. Забегая вперед, можно отметить, что здание действительно в тот же период времени было продано частному лицу. (в подтверждение этого прилагаю копию выписки из ЕГРП о том, что указанное здание благополучно продано и принадлежит сегодня не РФ, а двум физическим лицам в равных долях).

На основании чего тогда следователь вынес постановление о привлечении Камалдинова В.В. в качестве обвиняемого в покушении на мошенничество? — Ответ оказался очень прост. Следователь, не понимая, что такое «федеральное имущество» и что такое «собственность субъекта Российской Федерации», либо просто умышленно вел расследование дела в неправильном направлении… Т.е. запрашивал ДГМИ гор. Москвы, собираются ли они продавать здание, которое находилось в федеральной собственности (Росимущество), которое ДГМИ гор. Москвы по определению не принадлежит т.к. это федеральная собственность. Ясно, что ДГМИ ответило, что здание по адресу: гор. Москва, ул. Большая Татарская, дом 38/1, стр.1 не продает (не их объект). Но также при этом следователь запрашивал указанные инстанции умышленно указывая неверный адрес: то ул. Большая Татарская дом 38 или ул. Большая Татарская дом 38 стр. 1, хотя ему доподлинно было известно, что правильный адрес здания ул. Большая Татарская дом 38/1 стр. 1. (смотрим свидетельство о праве собственности из материалов дела). Следователь потом в суде скажет, что для него это не имело разницы, что он имел ввиду один и тот же адрес. Но то, что думал или имел ввиду следователь нельзя брать за основу обвинения человека в тяжком преступлении. При этом следователь делает выводы, что готовился якобы обман. Вот из-за такой некомпетентности, а точнее тупости следователя, человека делают обманщиком, мошенником! И судят. Прокуратура при этом закрывает глаза.

Далее я привожу текст из обвинительного заключения в отношении Камалдинова В.В. и в противовес каждому выводу текста обвинения, доказательства свидетельствующие об обратном.

Камалдинов В.В. обвиняется в том, что он совершил покушение на мошенничество, то есть умышленные действия непосредственно направленные на хищение чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Так он. в неустановленные следствием время и месте, вступил в предварительный преступный сговор с Ахматовым М.И. (Из показаний Ахматова М.И.: «Обсуждения роли (преступной) Камалдинова не было. Он (Камалдинов) просто компетентно вел переговоры и определял условия сделки с покупателем.» (том 7 л.д. 162 абзац 5), направленный на хищение чужого имущества путем обмана (Из показаний Камалдинова В.В.: «Я (Камалдинов) считал, что все наши действия законны и мы должны были заработать денежные средства, как посредники в приобретении здания.» (том 3 л.д. 21 абзац 1). «Таким образом, со слов Ахматова я (Камалдинов) понял, что аукцион в РОСИМУЩЕСТВЕ все же состоится и что условия перед предполагаемым покупателем будут выполнены.» (том 3 л.д. 5 абзац 1), под предлогом получения денежных средств от различных граждан (Потерпевший по инкриминируемому (Камалдинову) преступлению один — «Гальяров Б.Р.», другого нет и следствием не установлено причастность Камалдинова к другим эпизодам, к которым причастны Ахматов М.И. и Тасаева Р.Н. Следовательно ни каким другим гражданам (Камалдинов) здания не предлагал и не продавал.) за оказание содействия в приобретении зданий (Здание одно – Б.Татарская д. 38/1 стр. 1), заранее зная, что предлагаемые к продаже здания (Здание одно – Б.Татарская д. 38/1 стр. 1) не продаются (Из показаний потерпевшего Балышева – это тот кому Ахматов без Камалдинова предлагал также данное здание, данных в суде 09.09.10 г.: «Мы узнали, что здание на Б.Татарской д. 38/1 стр. 1 является собственностью Росимущества. Департаментом имущества г. Москвы готовится конкурс. Росимущество не отказывалось провести конкурс. Данная информация была подтверждена конкурсным управляющим от Росимущества. Комендант в здании на Б.Татарской д. 38/1 стр. 1 дала номер некоего сотрудника от Росимущества, который подтвердил, что данное здание занято арендаторами и скоро будет выставлено на конкурс. Я об этом обо всем рассказывал Ахматову М.И.». Из показаний Ахматова М.И.: «Летом 2009 года я звонил коменданту здания, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Б. Татарская д. 38, которая мне сказала, что данное здание в ближайшее время будет выставлено на торги.» (том 3 л.д. 24 абзац 3) Также из показаний данных 01.10.09 г. и 28.09.10 г. в суде свидетеля Терпугова А.Е. – это тот кто отвечал за ликвидацию ФГУПа, которому принадлежало здание, следует, что: «Отчуждение здания по ул. Б.Татарской дом 38/1 стр. 1 возможно после дополнительного распоряжения Правительства РФ и собственника в лице Россимущества. Это здание в любой момент могло быть продано, поэтому я (Терпугов А.Е.) организовывал просмотры данного здания для заинтересованных лиц, в частности для потерпевшего Балышева Н.Г. Во время следствия по данному уголовному делу следователь не задавал мне конкретно вопрос о том, могло быть продано это здание или нет. Более того включение данного объекта в план приватизации на 2009 год свидетельство того, что оно могло быть акционировано и в дальнейшем 100 процентов акций могло быть продано через аукцион. Таков порядок отчуждения имущества принадлежащего РФ.» Также хочу отметить, что как следует из показаний свидетеля Терпугова А.Е. достоверной информацией о здании по ул. Б.Татарская дом 38/1 стр. 1 он располагал только на момент до 13 июля 2009 г., после этого дальнейшая судьба данного объекта ему не известна, Камалдинов начал с Ахматовым М.И. обсуждать это здание в сентябре 2009 года. В сентябре 2009 года Ахматов М.И. познакомил Камалдинова с «Гальяровым Б.Р.»). С этой целью Ахматов М.И., заранее выяснил технические параметры здания, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Большая Татарская, д.38 (снова указывают адрес неправильный), нашел потенциального покупателя (Без активных инициирующих действий «Гальярова Б.Р.» здание на ул. Б. Татарская д. 38/1 стр. 1 никто не стал бы пытаться оформлять на продажу за деньги. Из показаний самого «Гальярова Б.Р.» следует, что «Примерно в начале лета этого года (2009 г.), я («Гальяров») подыскивал для покупки здание в ЦАО г. Москвы для использования в коммерческих целях. Мой («Гальярова») знакомый Бельский Вячеслав Романович сообщил, что знает человека, который занимается продажей недвижимости, находящейся в муниципальной и федеральной собственности. Это обстоятельство меня («Гальярова») заинтересовало и примерно в конце июля 2009 г. Бельский В.Р. познакомил меня («Гальярова») с Ахматовым М.И., с которым его (Бельского В.Р.) в свою очередь познакомил его (Бельского) знакомый Миронов Михаил Николаевич.» (том 3 л.д. 12 абзац последний). Из показаний свидетеля Бельского В.Р. следует, что: «Примерно в начале лета (2009 г.) один из моих знакомых «Гальяров Б.Р.» позвонил мне (Бельскому В.Р.) на мой сотовый телефон и попросил меня (Бельского В.Р.) помочь ему («Гальярову Б.Р.») найти продавца какого-либо здания в ЦАО г. Москвы.» (том 5 л.д. 83) Из показаний Ахматова М.И.: «Через 3 дня мне позвонил Миронов и сказал, что покупатель отказывается от сделки и предложил мне другого покупателя, который в последствии оказался «Гальяровым». (том 5 л.д. 66) на указанное здание и организовал его встречу с ним (Камалдиновым В.В.), в ходе которой, он (Камалдинов В.В.), согласно отведенной ему преступной роли (Из показаний Ахматова М.И.: «Обсуждения роли (преступной) Камалдинова не было. Он (Камалдинов) просто компитентно вел переговоры и определял условия сделки с покупателем.» (том 7 л.д. 162 абзац 5), представлялся сотрудником РОСИМУЩЕСТВА (Из показаний Ахматова М.И.: «В ходе нашей беседы Камалдинов рассказал мне, что устраивается на работу в Департамент имущества РФ.» (том 3 л.д. 22) «Я представил его как сотрудника Департамента имущества РФ, т.к. Камалдинов В.В. мне сказал, что с его трудоустройством все решено и он уже проходит медицинскую комиссию. В связи с этим я считал, что не обманываю Бориса Ринатовича.» (том 3 л.д. 23) «Камалдинов очень логично и убедительно вел переговоры. Поэтому я был уверен, что он сотрудник Росимущества. (том 5 л.д. 67), обладающим возможностью обеспечить заинтересованному лицу победу в аукционе (Из показаний «Гальярова Б.Р.»: «Я («Гальяров Б.Р.») хотел приобрести здание, а Ахматов предложил мне помощь в его приобретении за вознаграждение. Ахматов сообщил, что мое «Гальярова Б.Р.» участие в аукционе не обязательно и что в аукционе будут участвовать фирмы, которые выиграют аукцион, а затем передадут право собственности мне «Гальярову Б.Р.».» (том 3 л.д. 30) по реализации здания, проводимом РОСИМУЩЕСТВОМ.
Во исполнении совместного преступного умысла, Ахматов М.И. предложил Гальярову Б.Р. приобрести указанное здание за 2800000 долларов США, достоверно зная, что указанное здание не подлежит продаже (Из показаний потерпевшего Балышева Н.Г. данных в суде 09.09.10 г.: «Мы узнали, что здание на Б.Татарской д. 38 является собственностью Росимущества. Департаментом имущества г. Москвы готовится конкурс. Росимущество не отказывалось провести конкурс. Данная информация была подтверждена конкурсным управляющим от Росимущества. Комендант в здании на Б.Татарской д. 38/1 стр. 1 дала номер некоего сотрудника от Росимущества, который подтвердил, что данное здание занято арендаторами и скоро будет выставлено на конкурс. Я об этом обо всем рассказывал Ахматову М.И.» Из показаний Ахматова М.И.: «Летом 2009 года я звонил коменданту здания, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Б. Татарская д. 38/1 стр. 1, которая мне сказала, что данное здание в ближайшее время будет выставлено на торги.» (том 3 л.д. 24 абзац 3) Также из показаний данных 01.10.09 г. и 28.09.10 г. в суде свидетеля Терпугова А.Е. следует, что: «Отчуждение здания по ул. Б.Татарской дом 38/1 стр. 1 возможно после дополнительного распоряжения Правительства РФ и собственника в лице Россимущества. Это здание в любой момент могло быть продано, поэтому я (Терпугов А.Е.) организовывал просмотры данного здания для заинтересованных лиц, в частности для потерпевшего Балышева Н.Г. Во время следствия по данному уголовному делу следователь не задавал мне конкретно вопрос о том, могло быть продано это здание или нет. Более того включение данного объекта в план приватизации на 2009 год свидетельство того, что оно могло быть акционировано и в дальнейшем 100 процентов акций могло быть продано через аукцион. Таков порядок отчуждения имущества принадлежащего РФ.» Также хочу отметить, что как следует из показаний свидетеля Терпугова А.Е. достоверной информацией о здании по ул. Б.Татарская дом 38/1 стр. 1 он располагал только на момент до 13 июля 2009 г., после этого дальнейшая судьба данного объекта ему не известна, я начал с Ахматовым М.И. обсуждать это здание в сентябре 2009 года. В сентябре 2009 года Ахматов М.И. познакомил Камалдинова с «Гальяровым Б.Р.»). После того, как Гальяров Б.Р. согласился принять участие в переговорах о приобретении здания, Ахматов М.И., в сентябре 2009 года, точные дата и время следствием не установлены, организовал встречу Гальярова Б.Р. с ним (Камалдиновым В.В.), в ходе которой, он (Камалдинов В.В.) представился Гальярову Б.Р. сотрудником РОСИМУЩЕСТВА (Из показаний Ахматова М.И.: «В ходе нашей беседы Камалдинов рассказал мне, что устраивается на работу в Департамент имущества РФ.» (том 3 л.д. 22) «Я представил его как сотрудника Департамента имущества РФ, т.к. Камалдинов В.В. мне сказал, что с его трудоустройством все решено и он уже проходит медецинскую комиссию. В связи с этим я считал, что не обманываю Бориса Ренатовича.» (том 3 л.д. 23) «Камалдинов очень логично и убедительно вел переговоры. Поэтому я был уверен, что он сотрудник Росимущества. (том 5 л.д. 67), в действительности таковым не являясь, и, представившись чужим именем – Сашенковым Максимом (Свидетели по данному уголовному делу в своих показаниях также заявляли, что Камалдинов никому чужим именем не представлялся, что Ахматом М.И. его представил «Максимом». Из показаний свидетеля Бельского В.Р.: «Следующая встреча состоялась в одном из кафе, расположенном на таганской площади. На встречу так же прибыл молодой человек, которого Ахматов М.И. ранее представил мне и Гальярову Б.Р. Максимом.» (том 5 л.д. 84) Ахматов М.И. видимо так его представил, потому что из показаний Ахматова М.И.: «Действительно на одной из наших встреч, я (Ахматов М.И.) обратился к Камалдинову В.В. «Максим» и он мне сказал, что его (Камалдинова В.В.) зовут не «Максим», а Виктор, но свою фамилию и отчество не называл. Я не придал этому значение, но стал называть, то Максим, то Виктор.» (том 3 л.д. 24 абзац 1). Из показаний «Гальярова Б.Р.» следует вновь то, что Ахматов М.И. его представил Максимом: «Через некоторое время, после моих неоднократных требований Ахматов М.И. согласился познакомить меня с представителем Росимущества. Мы встретились в рестаране «Узбекистан». На встречу прибыл молодой человек, которого Ахматов М.И. ранее представлял мне Сашенковым Максимом Сергеевичем.» (том 3 л.д. 14), гарантировал Гальярову Б.Р. победу в аукционе (Никто не гарантировал «Гальярову Б.Р.» победу в аукционе это следует из показаний «Гальярова Б.Р.»: «Я («Гальяров Б.Р.») хотел приобрести здание, а Ахматов предложил мне помощь в его приобретении за вознаграждение. Ахматов сообщил, что мое «Гальярова Б.Р.» участие в аукционе не обязательно и что в аукционе будут участвовать фирмы, которые выиграют аукцион, а затем передадут право собственности мне «Гальярову Б.Р.».» (том 3 л.д. 30) по продаже здания, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Большая Татарская д.38 (снова следователь указывает неверный адрес), заведомо зная о том, что указанное здание состоит на балансе г. Москвы (ложь в обвинительном заключении, т.к. у следователя уже было свидетельство о праве собственности на данное здание из которого следовало, что оно принадлежало Росимущесту, т.е. являлось федеральной собственностью) и к продаже не предлагается. В ходе дальнейших переговоров он (Камалдинов В.В.) и Ахматов М.И., договорились с Гальяровым Б.Р. о приобретении последним указанного здания за 2000000 долларов США и первоначальном платеже в размере 150000 долларов США (Камалдинов ни с кем не договаривался о передаче 150000 долларов США. Из материалов уголовного дела следует, что Ахматов и «Гальяров» договорились об этом без него. Аудиозапись разговора 24.09.09 г. в ресторане «Ченто Перченто», на котором Камалдинов не присутствовал между Ахматовым М.И. и Гальяровым Б.Р.: «Гальяров Б.Р. – Мне Слава сказал, что первый платеж можем сделать даже 150. Да? Так я понял? Ахматов М.И. – Да, абсолютно и т.д.» (том 1 л.д. 36-50) Из показаний «Гальярова Б.Р.»: «Когда мне в очередной раз позвонил Ахматов М.И. и предложил встретиться, я согласился, сообщив об этом сотрудникам милиции. Также по сотовому телефону я договорился с Ахматовым М.И., что т.к. Ахматов М.И. не представили мне документы я заплачу 150000 долларов США и после того, как получу документы на здание заплачу остальные 350000 долларов США. Ахматов с ПОСТАВЛЕННЫМ условием согласился.» (том 5 л.д. 104). И из показаний «Гальярова Б.Р.» данных в ходе судебного заседания 14.10.10 г.: «Я согласился передать деньги только после того, как на меня вышли сотрудники милиции, т.к. деньги были не мои. Я не был удостоверен в том, что деньги были подлинными. Деньги я передавал за подготовку документов.».)
29.09.2009 г., примерно в 18 часов 20 минут, он (Камалдинов В.В.) и Ахматов М.И., находясь по адресу: г. Москва, ул. Народного Ополчения, д.23, корп.1, в помещении ресторана «Ченто Перченто», реализуя обоюдный умысел, направленный на завладение денежными средствами Гальярова Б.Р. (О каком покушении на 150 000 долларов США можно говорить в отношении Камалдинова, если он даже в руках этих денег не держал. Т.к. установлено и отражено в материалах дела то, что в ходе ОРМ переданные «Гальяровым Б.Р.» Ахматому М.И. 150 000 долларов США были изъяты у Ахматова М.И., который также собственноручно написал расписку о получении данных денег от «Гальярова Б.Р.». Из показаний Ахматова М.И.: «После того как я (Ахматов М.И.) получил указанные деньги, я (Ахматов М.И.) и Камалдинов В.В. должны были отвезти их в ЗАО «Московский Банк Рекнструкции и Развития», где я (Ахматов М.И.) хотел положить их в ячейку. Ключи от ячейки должны были находится у меня (Ахматова М.И.).» (том 5 л.д. 80 абзац 2). «Я (Ахматов М.И.) предупредил «Гальярова Б.Р.», что если он («Гальяров Б.Р.») откажется от приобретения данного здания, то аванс в размере 150 000 далларов США ему («Гальярову Б.Р.») не будет возвращен.» (том 7 л.д. 160 абзац 1). «Если бы «Гальяров» не выиграл на торгах, вследствии чего не приобрел бы здание по ул. Б. Татарская д. 38/1 стр. 1, то я (Ахматов М.И.) ему вернул бы деньги.» (том 7 л.д. 160 абзац 1). «Когда я (Ахматов М.И.) договаривался с «Гальяровым» о покупке здания по адресу: г. Москва, ул. Б. Татарская д. 38/1 стр. 1 я (Ахматов М.И.) рассчитывал, что те денежные средства которые я (Ахматов М.И.) получу от «Гальярова» я (Ахматов М.И.) передам Назарову и Балышеву в счет своего долга.» (том 7 л.д. 160 абзац 2) Также в ходе судебного заседания Ахматов заявил, что переданные ему 150 тысяч долларов он (Ахматов) не собирался делить с Камалдиновым или передавать ему какую либо часть из этих денег.), под предлогом обеспечения победы вице президента группы компаний «Бауфлекс» Гальярова Б.Р., на якобы предстоящем аукционе РОСИМУЩЕСТВА («Гальяров Б.Р.» передал данные деньги Ахматову М.И. не под предлогом обеспечения «Гальярову Б.Р.» участие в конкурсе по продаже здания на Б.Татарской д. 38/1 стр. 1, а в качестве аванса за оказание помощи в приобретении данного здания у третьих лиц в рамках действующего Законодательства РФ. Этот факт сам «Гальяров Б.Р.» подтверждает в ходе очной ставки 30.09.09 г.: «Я («Гальяров Б.Р.») хотел приобрести здание, а Ахматов предложил мне помощь в его приобретении за вознаграждение. Ахматов сообщил, что мое «Гальярова Б.Р.» участие в аукционе не обязательно и что в аукционе будут участвовать фирмы, которые выиграют аукцион, а затем передадут право собственности мне «Гальярову Б.Р.».» (том 3 л.д. 30). И из показаний «Гальярова Б.Р.» данных в ходе судебного заседания 14.10.10 г.: «Я согласился передать деньги только после того, как на меня вышли сотрудники милиции, т.к. деньги были не мои. Я не был удостоверен в том, что деньги были подлинными. Деньги я передавал за подготовку документов.») по продаже федерального имущества здания, расположенного по адресу: г. Москва, ул. Большая Татарская, д.38, не имея возможности и намерений способствовать Гальярову Б.Р. в приобретении указанного выше здания, то есть путем обмана, получили от последнего в качестве первоначального платежа денежные средства, в размере 150000 долларов США что по курсу ЦБ РФ на 29.09.2009 года, что составляет 4529775 руб. 00 коп., является значительным ущербом для Гальярова Б.Р. (О каком ущербе здесь можно говорить, если деньги были не «Гальярова Б.Р.» это «Гальяров Б.Р.» подтверждает своими показаниями данными в ходе судебного заседания 14.10.10 г.: «Я согласился передать деньги только после того, как на меня вышли сотрудники милиции, т.к. деньги были не мои. Я не был удостоверен в том, что деньги были подлинными. Деньги я передавал за подготовку документов.». И такого человека как «Гальяров Б.Р.» вообще не существует.) и составляет особо крупный размер. Однако довести свой преступный умысел до конца и распорядиться полученными денежными средствами они не смогли, т.к. были задержаны сотрудниками милиции, непосредственно после получения денежных средств. Таким образом он (Камалдинов В.В.) т.е. обвиняется в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

При том, что в действиях Камалдинова В.В. полностью отсутствует состав указанного преступления в то же время, установлено, что в суд представлены заведомо ложные сведения о потерпевшем. Потерпевшим является предприниматель — вице-президент ГК «Бауфлекс» Гальяров Б.Р., который хотел якобы купить указанное выше здание. А в действительности этим «потерпевшим» является сотрудник ДЭБ МВД России Калимулин Б.Р., который никогда предпринимателем не являлся, в ГК «Бауфлекс» не работал, здание покупать не собирался. Он совершил обычную преступную провокацию. Это знал следователь, это знает прокурор, это знает судья Котенева, однако этот обман ими всячески укрывается. Что можно говорить после таких фактов о справедливости правосудия в России? В действиях этой группы содержатся все признаки того жульнического мошенничества, суть которого раскрывается в словаре русского языка Ушакова и Ожегова.