Калимулина за решетку!


В деле заместителя главы Серпуховского района Елены Базановой и других пострадавших от действий ментов-провокаторов наметилась интересная тенденция. А в условиях полной разбалансировки правоохранительной и судебной систем в стране новость можно назвать сенсационной
Как сообщает юрист-правозащитник Виктор Камалдинов, который тоже стал жертвой провокационного произвола, в отношении Бориса Калимулина, полковника-провокатора из 3-го ОРБ ДЭБ МВД, будет возбуждено уголовное дело. Информация получена из Следственного комитета Москвы. По словам следователей, для полноты картины будут опрошены все сотрудники оперативного розыскного бюро Департамента экономической безопасности, а также приобщены к делу показания многочисленных свидетелей, узнавших Калимулина по опубликованным в СМИ портретам. В СК Москвы намерены довести дело до логического конца и посадить провокатора на скамью подсудимых.
Напомним, полковник-провокатор Калимулин, используя фальшивые документы, ловко сыграл роль потерпевшего в дюжине уголовных дел (это только то, что известно сейчас). По его вине подверглись уголовному преследованию более десятка человек, в том числе покойная ныне Вера Трифонова, осуждённый и заключённый под стражу руководитель Рабочей группы по борьбе с коррупцией в высших сферах власти Владимир Кузнецов, заместитель главы Серпуховского района Елена Базанова, заместитель губернатора Брянской области Владимир Симоненко, правозащитник Виктор Камалдинов.
Кстати о Камалдинове. Последнее заседание по его делу, которое проходило в суде Хорошевского района столицы, – ярчайшая демонстрация пустоты на месте правоохранительной и судебной систем в Российской Федерации. И по форме, и по содержанию поведение официальных лиц таково, что может вызвать лишь оторопь от вопиющего хамства и самоуправства. Могу лишь сказать, что ещё 10 лет назад уважения к закону со стороны официальных лиц было гораздо больше. Например, государственный обвинитель, старший помощник Хорошевского межрайонного прокурора Червонова разговаривает с участниками процесса преимущественно на повышенных тонах и исключительно в уничижительной манере. Вкупе с необыкновенной подвижностью, полным отсутствием опрятного вида и положенной формы создаётся впечатление, что «царь‑то ненастоящий».
Но это, так сказать, внешнее. Можно было бы и не обращать внимания на мятый вид гособвинителя, но не заметить стойкое нежелание приобщить к делу очень важные доказательства невиновности обвиняемого невозможно. В момент допроса бывшего старшего следователя Генеральной прокуратуры (а ныне пенсионера) Казимира Липлянского мадам Червонова буквально сплясала джигу вокруг оторопевшего свидетеля, пытаясь запутать его и прекратить исповедь. А ведь Липлянский говорил очень важные вещи! Он уверенно опознал по фотографии псевдопотерпевшего, который проходил в деле Камалдинова как Гальяров. Липлянский утверждал, что видел гражданина, представившегося Гальяровым, в другом процессе – по делу Владимира Кузнецова. И там «Гальяров» выступал с паспортом на имя Каримова.
Иными словами, появилось ещё одно свидетельство работы отлаженного механизма провокаций внутри системы МВД, о чём мы пишем уже не в первый раз.
Но, по всей видимости, помощнику Хорошевского районного прокурора Червоновой эти свидетельства были совсем не нужны. Она так стремилась помешать свидетелю сделать признание, что даже выскочила из‑за стола и стала кругами бегать вокруг него по залу. Жуткое это производило впечатление, если честно. Особенно, я полагаю, на представителя Европарламента, который с большим интересом наблюдал за ужимками и прыжками гособвинителя. Судья Котенева при этом безмолвствовала. Видимо, с её точки зрения так и следует вести процесс.
Вообще вокруг этих лицедеев из ОРБ происходят какие‑то странные вещи. С одной стороны, помимо свидетельских показаний, доказывающих использование сотрудниками милиции фальшивых документов как инструмента в фабрикации уголовных дел, есть и официальные подтверждения – справки из ФМС об отсутствии зарегистрированных паспортов с теми данными, которые представляли мнимые потерпевшие. С другой стороны, есть необыкновенное по силе упрямое нежелание судебных органов приобщить к делу хотя бы толику доказательств. В чём причина противодействия?
Ответ на этот вопрос был получен самым неожиданным образом. В своём блоге адвокат-правозащитник Михаил Трепашкин опубликовал выдержки из увлекательной беседы между его подзащитным и сотрудником ФМС. Так вот, по рассказу сотрудника Управления федеральной миграционной службы, на них было оказано давление со стороны лиц (или лбов, как он их охарактеризовал), представившихся сотрудниками ОРБ. Лбы, или (пардон!) сотрудники ОРБ, прямым текстом сообщили, что, дав справку о несуществующем паспорте, фэмээсники раскрыли ни много, ни мало государственную тайну. И что (внимание!) фальшивые паспорта выдаются по спецраспоряжению самого (страшно писать!) Владимира Владимировича Путина. Вспотев от угроз, собеседник подзащитного заключил, что если его пригласят в суд и попросят подтвердить под присягой фальшивость документов оперов-провокаторов, он от всего откажется: «Как человек, как гражданин я тебя понимаю, а как должностное лицо ничем помочь не могу».
Вот она – ключевая фраза! Как человек и гражданин любой мент понимает: праву и закону в государстве – хана при практикуемом правовом нигилизме, но как должностное лицо ничего не может сделать, так как ему приходится ориентироваться не на закон, а на заказ.
Чем намерение следователей СК Москвы отзовётся для всех жертв провокации? Пока трудно сказать, всё зависит от позиции суда. Если судьи по делам жертв Калимулина дорожат своей честью, то дела можно будет закрывать, так как они сфабрикованы на основании несуществующего лица. Кто из судей честный профессионал, а кто находится в «пищевой цепочке» – станет понятно уже через неделю, когда продолжатся процессы по делам Елены Базановой и Виктора Камалдинова.