Судья пошла в отказ


Очередное заседание по делу Елены Базановой, заместителя главы Серпуховского района, оказавшейся в заключении по провокации со стороны сотрудников ОРБ 3 ДЭБ МВД, состоялось 12 мая. Следующее будет уже сегодня. Поскольку судья Мособлсуда Регина Богачёва приняла решение вести процесс в закрытом заседании до самого конца слушаний, мы имеем возможность узнать о происходящем в зале суда только со слов адвокатов

Что происходит за закрытыми дверьми зала, который усиленно охраняется, нам рассказал адвокат Михаил Трепашкин.
— Сейчас идёт стадия представления стороной защиты своих доказательств. Однако по неизвестной нам причине судья Богачёва лишила нас такого права, вопреки статье 73 УПК, которая предписывает принимать все доказательства невиновности подсудимого.
— Совершенно?
— Практически. Нам запретили вызвать в судебное заседание свидетелей, хотя они ожидали вызова в холле здания. Эти лица могли под присягой подтвердить, что предприниматель Каримов, являющийся основным заявителем в нашем процессе, дал суду ложные сведения о своей личности.
Общий смысл высказываний прокурора Каверина и судьи Богачёвой: а мы знаем, что нам могут сказать, нам это не надо. Абсолютно внеправовое обоснование отказа. Судья ещё при этом сослалась на статью 252 УПК, которая устанавливает рамки судебного разбирательства. Причём здесь статья 252 — неясно, ведь показания заявленного нами свидетеля (прим. ред. Виктора Камалдинова) имели самое непосредственное отношение к рассматриваемому делу. Судья лишила нас права, которое оговаривается не только российским Уголовно-процессуальным кодексом, но и статьёй 6 Европейской конвенции.
— Были ещё какие то ходатайства, в которых защите было отказано?
— И не одно! Нам не позволили приобщить к делу документы, доказывающие, что «предприниматель Каримов» является на самом деле сотрудником 6 го отдела ОРБ 3 ДЭБ МВД Борисом Калимулиным. Приобщение их было бы очень важным моментом, ведь из их наличия следует, что все аудио- и видеозаписи, все оперативно-розыскные мероприятия, все протоколы допроса «Каримова» должны быть признаны недействительными, поскольку содержат ложные сведения. Мы готовы были документально доказать эти обстоятельства, но судья отказала подсудимой в законном праве на выяснение истины.
Точно так же нам отказали в праве вызова на допрос полковника Бориса Калимулина. Судья мотивировала это тем, что пока не получила ответа из ДЭБ о наличии у них такого сотрудника. Наши доводы, что мы предоставили графики дежурств по подразделению, где фамилия Калимулина значится, не имели успеха. Прокурор заявил, что графики не заверены. Ну не заверены — проверьте! У суда же есть такое право. В законе сказано — защита вправе представлять доказательства, а суд вправе, при возникновении сомнений, эти доказательства проверять. Тем не менее, судья поддержала прокурора и вынесла ещё одно незаконное решение — отказать нам в вызове Калимулина в качестве свидетеля.
Отказ о допросе свидетелей поразителен! Часть 4 статьи 271 УПК указывает, что если свидетель явился в зал судебного заседания по инициативе одной из сторон, то он должен быть допрошен — суд не вправе отказать в этом. Судья может свидетеля прервать, если он нарушает порядок в процессе или сообщает ненужные суду сведения, но допросить его обязаны. Тем не менее, мы получили отказ. Немотивированный.
Возмутило поведение судьи по отношению к обвиняемой. Когда Базанова сказала, что не готова к даче показаний и попросила отсрочку, так как по объективным обстоятельствам не смогла подготовиться, судья заявила — даю час, и если за час не успеете, запишу в протокол, что вы отказались от дачи показаний! И мы завершим процесс.
— Откуда такие сроки?
— В том то и дело, что ниоткуда. Так и это ещё не всё. Если разбирать прошедшее заседание поминутно, получится, что судьёй Богачёвой нарушена большая часть статей Уголовно-процессуального кодекса.
К примеру, началось судебное заседание с того, что адвокат Тюрина заявила о недопустимости приобщения к делу как доказательства аудиозаписи разговора между Базановой, Каримовым и Сдержиковой, так как запись содержала явные признаки монтажа, и в ней не было тех слов, которые обнаружились в приобщённой к делу расшифровке разговора. Вдобавок, как я уже говорил, аудиозапись произведена Каримовым, который таковым не является. Соответственно это запись с неустановленным лицом и не может считаться доказательством по делу.
— И во всех этих ходатайствах тоже отказали?
— Да. Я попросил занести в протокол следующие слова:
«Ваша честь, мы ведём речь о судьбе человека, который явно незаконно находится под стражей. Базанова — жертва провокации со стороны сотрудников ОРБ 3 ДЭБ МВД России. Мы должны отдавать себе отчёт, что столкнулись с деятельностью опасной преступной группы, а ещё точнее, банды, на счету которой не один труп. Они по заказу сажают людей, используя фальшивые документы. Сторона же обвинения вместе с судом укрывают деяния преступников. Я понимаю, что за всем этим стоят важные чины, включая заместителя министра Школова, работает в полном объёме телефонное право. Если это дело развернётся, то сядут, как минимум, восемь генералов! Но рано или поздно эти лица всё равно будут привлечены к ответственности. И в каком свете тогда предстанут ваши действия?»
В одном из своих ходатайств я попросил суд, в соответствии с частью второй статьи 14 УПК России, опровергнуть изложенные доводы защиты со ссылкой на конкретные нормативные акты и указать, по какой причине федеральные законы России и положения общепринятых норм международного права не действуют в данном процессе.
— Каков был ответ?
— Как и на все остальные ходатайства — отказать в удовлетворении.
— Судья Богачёва — не новичок в юриспруденции и прекрасно понимает незаконность своих действий. Понимает, что её решение, какое бы оно ни было, будет оспорено как основанное на недопустимых доказательствах. И всё же Богачёва пытается ускоренными темпами и абсолютно внеправовыми методами завершить суд по делу Базановой в сжатые сроки. Зачем?
— Я предполагаю, что на неё оказывают давление как со стороны руководства Мособлсуда, так и из ДЭБ МВД. 
 


 
Для справки:
Неполный перечень статей УПК, нарушенных судьёй Богачёвой:
Пункт 4 ч. 4 ст. 47 УПК РФ: обвиняемый вправе представлять доказательства.
Пункт 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ: при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания.
Пункт «d» ч. 3 ст. 6 Конвенция о защите прав человека и основных свобод: гарантирует право обвиняемого в совершении уголовного преступления допрашивать показывающих против него свидетелей и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.
Часть 4 ст. 271 УПК РФ: суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон.
Статья 14 УПК РФ: Обвиняемый считается невиновным, пока обратное не будет доказано. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказательств лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях.
Статья 87 УПК РФ: Ходатайство о приобщении к делу дополнительных материалов не может отклоняться под предлогом их недостоверности. Суд вправе производить проверку представленных материалов.
Статья 74.ч. 2.п. 3, 3.1 УПК РФ: адвокатом используются заключения и показания эксперта и специалиста, фактические данные, изложенные в них, являются доказательствами по уголовному делу.