Мособлсуд пересмотрит «эпизод провокатора из МВД» в деле замглавы Серпуховского района

Верховный Суд РФ частично направил на новое рассмотрение в Мособлсуд дело бывшего заместителя главы администрации Серпуховского района Елены Базановой, осужденной за превышение должностных полномочий и получение взятки. Пересматриваться будет один из эпизодов дела, связанный с предпринимателем Юсупом Каримовым, которого защита считает провокатором — высокопоставленным сотрудником ДЭБ МВД Борисом Калимулиным.

Елена Базанова была осуждена в августе этого года – ее приговорили к 7,5 годам лишения свободы, штрафу в 1 млн руб. и запрету на занятие руководящих должностей в органах местного самоуправления. По данным следствия, она вымогала 11 млн руб. у предпринимателя Юсупа Каримова и 100000 руб. у бизнесмена Александра Цеебы за помощь в передаче им земельных участков в Серпуховском районе Подмосковья.

В среду кассационная жалоба на этот приговор рассматривалась в Верховном Суде РФ. Изначально защита рассчитывала добиться переноса слушаний, мотивировав это тем, что один из адвокатов Базановой, Игорь Малый, занят в Протвинском горсуде и не может представлять свою подзащитную. Коллегия судей ВС, явно недовольная отданным подмосковному суду приоритетом, удалилась на совещание, а когда спустя 10 минут вернулась в зал, председательствующий Алексей Шурыгин объявил, что по телефону в Протвинском горсуде ему сообщили, что дело, где задействован Малый, слушалось вчера, а сам он «находится на рабочем месте». «Знайте, что он на заработки уехал у вас за спиной», — грозно сказал Базановой судья Шурыгин и отложил слушания только на несколько часов, до 15.00.

После обеда в холле собралась большая группа поддержки Базановой. Кроме адвокатов Михаила Трепашкина, Раисы Тюриной и Игоря Малого, пришел муж осужденной чиновницы, а также ее гражданский защитник Виктор Камалдинов со своей матерью и еще несколько человек. Со второй попытки и в другом судебном составе заседание все-таки началось.

Один из основных пунктов в кассационной жалобе – сомнительность личности Каримова, признанного потерпевшим по одному из эпизодов дела. Дело в том, что по версии стороны защиты, Каримов – вовсе не предприниматель, как он представлялся Базановой и следствию, а сотрудник 3-го оперативно-розыскного бюро Департамента экономической безопасности МВД полковник Борис Калимулин. В этой связи адвокат Малый ходатайствовал о допросе Камалдинова, который в разговоре с корреспондентом «Право.Ru» назвал себя жертвой «преступной группировки сотрудников ДЭБ», в которую входит Калимулин (о ней Камалдинов подробно рассказывал «Новой газете», упоминая и дело умершей в СИЗО Веры Трифоновой). В удовлетворении этого ходатайства было отказано, однако суд счел нужным приобщить копию протокола заседания по другому делу, слушавшемуся в Воронеже, — в этом деле полковник Калимулин, якобы предъявляя поддельный паспорт, представлялся уже не Каримовым, а Борисом Гальяровым.

Адвокат Тюрина и ее коллеги квалифицировали действий Калимулина как провокацию преступления. Защитники несколько раз упомянули, что интересный инцидент произошел на финальном слушании дела Базановой в Мособлсуде, когда, по их словам, он сам публично признался в том, что получил паспорт за взятку, на что указывают и некоторые небрежности при его заполнении.

Адвокат Трепашкин, дополняя аргументы защиты, заявил, что прямых доказательств того, что Базанова, принимая деньги, действительно действовала в своих интересах и имела доступ к счетам, на которые они были перечислены, у Мособлсуда нет. По его мнению, потерпевший Цееба «оговорил ее за отказ в получении земель». «Я с Цеебы никогда не требовала денег, это была его инициатива. Речь шла о том, чтобы перечислить деньги в бюджет Серпуховского района», — подключилась Базанова, участвовавшая в процессе по видеоконференцсвязи. Она добавила, также ее уголовное преследование было инициировано единственно с целью дачи ею показаний против ее бывшего начальника, главы Серпуховского района Александра Шестуна, ставшего одним из ключевых свидетелей по делу о крышевании подмосковных казино (сам Шестун эту версию полностью поддержал на августовском слушании в Мособлсуде).

Защита упомянула и о целом ряде других нарушений в ходе следствия и суда: слушание дела в закрытом режиме, неуполномоченность сотрудников МВД выступать заявителями, искажение показаний свидетелей.

Адвокатам и осужденной понадобился без малого час, чтобы выложить все свои аргументы. У прокурора Елены Кривоноговой ответ им, по-видимому, был обдуман заранее: она односложно заявила, что суд первой инстанции проверял их доводы и все принятые решения были обоснованы.

После этого судьи удалились на совещание, а по залу пронесся шквал возмущенных возгласов:

— Позор прокуратуре! — кричала мать Камалдинова.

— В тюрьме говорят: суд – это базар, где торгуют свободой, не зная ее цены, — шептал он сам корреспонденту «Право.Ru».

Между приставами-распорядителями судебного заседания и наблюдателями то и дело разгорались перепалки: делили право ходить по залу и высказывать вслух свое негодование во время совещания судей, записывали на всякий случай в блокноты фамилии друг друга и обещали жаловаться. Муж Базановой попытался передать ей привет, написав на листке бумаги слова поддержки (аудиосвязь на время совещания отключается), но приставы немедленно его осекли, опасаясь, что таким образом он может дать некие указания осужденной. Но постепенно буря стихла, а адвокат Трепашкин потом снимал у публики напряжение от двухчасового совещания судей историями из своей практики.

Наконец судьи (Геннадий ИвановВалерий Лизунов и Валерий Степалин) вошли. Итогом долгого заседания стала отмена приговора в части «каримовского» эпизода. Он будет снова рассматриваться в Мособлсуде в другом судебном составе. Что касается эпизода с Александром Цеебой, то все, чего удалось добиться защите, — уменьшения срока заключения на пять месяцев. По решению ВС, Базанова должна будет провести в колонии 7 лет и 1 месяц.

http://pravo.ru/news/view/62396/