Право на защиту

Согласно п. 1 ст. 48 Конституции РФ:

Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

Согласно п. 2 ст. 48 Конституции РФ:

Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения.

Уже не раз в СМИ поднимали тему о том, чтобы попасть к клиентам, защитникам приходилось с пяти утра стоять у стен московских СИЗО, но и это не гарантировало попадание внутрь. Все упирается в крайне небольшое количество помещений для работы адвокатов с подзащитными и переполненность московских СИЗО.

ФКУ СИЗО 6 УФСИН России по Москве

Но то, что я наблюдаю уже почти три года в 6 изоляторе г. Москвы (ФКУ СИЗО N6 УФСИН ул. Шоссейная, д. 92) – это просто грубое нарушение гарантированного Конституцией права на защиту.

Всем известно, что в этом изоляторе содержатся в основном женщины и бывшие сотрудники правоохранительных органов. Руководит этим учреждением тоже женщина подполковник внутренней службы Кириллова Татьяна Владимировна. Сотрудники в основном тоже женщины. Татьяна Владимировна, неужели женщины заслужили такое отношение со стороны руководителя женщины?

С проблемами попадания внутрь, как я уже сказал выше, лично я сталкиваюсь уже почти три года. Но раньше я как-то наверное этого не замечал, т.к. помогали родственники подзащитных. Которые приезжали в 5 утра, записывали меня в очередь и следили за тем, чтобы очередь не прошла.

Но сейчас я взял защиту иногородней обвиняемой, у родственников которой нет возможности караулить около стен СИЗО. Поэтому сегодня в 5 утра я приехал сам к стенам 6 изолятора.

Встретили меня две бабушки в тулупах до земли и в валенках. Через плечо у каждой весела сумка с термосом и наверное какими-то печеньками. В руках одна из них держала список адвокатов и следователей, которые сегодня хотели попасть в следственные кабинеты.

Я записался под номером 44. Старушки пояснили мне, что их работа заключается в том, чтобы каждое утро следить за тем, чтобы список не разорвали. У меня такое раньше было и не раз. Я записывался накануне вечером, а утром список был другой.

Примерно в 08:10 окошко открылось и сотрудник выдала пачку требований. Адвокаты и следователи дружно их заполнили и отдали обратно. Я понял, что 44 мне сегодня точно не суждено было попасть, поэтому я поставил на требовании, что готов воспользоваться «экспресс» кабинетом. Это кабинет, в котором общение должно быть не более 30 минут.

Сотрудник, взявшая требование сказала, что в «экспресс» кабинеты будет впускать по очереди. А т.к. я в этой очереди 2, то порекомендовала подойти часов в 11:00. За время ожидания я успел познакомиться с бабушками, которые рассказали, что не против меня записать по телефону в очередь на будущее, оставили свои номера телефонов. Я конечно их ни кому не дам.

Примерно в 11:30 мне выдали разрешение на вход в изолятор. Но за этом время на улице перед КПП уже образовалась очередь на вход. Отстояв полтора часа в этой очереди я наконец в 13:00 попал в СИЗО. Но и тут мне сказали, что кабинетов свободных нет.

К 13:30 кабинет освободился и к моему удивлению мою подзащитную привели буквально минут через 5, чего раньше не было. Проговорив 30 минут, нас культурно попросили освободить кабинет, т.к. за мной уже тоже была очередь.

Далее в 14:15 я подошел к КПП только со стороны СИЗО, т.е. туда где я с обратной стороны отстоял с 11:30 до 13:00. На выход тоже была очередь, за полтора часа нахождения в ней я успел прочитать половину книги. Благо стоять уже надо было не на улице, а в тамбуре.

Проходя через КПП, сотрудник проводивший осмотр входящих, вежливо со всеми шутила. «Что Вы все такие радостные выходите?» Не знаю черный это юмор или нет?

Генрих Павлович Падва российский адвокат. Заслуженный юрист Российской Федерации.
Генрих Павлович Падва российский адвокат — Заслуженный юрист Российской Федерации и адвокат Камалдинов Виктор Викторович

Пока я сегодня стоял в «очередях», я вспомнил новогодний бал адвокатов г. Москвы, на котором я был 17 декабря 2016 года. Со мной за столом в основном были молодые адвокаты, примерно мои ровесники, это и девушки и молодые люди. Но также за наш стол посадили взрослого адвоката с супругой. К сожалению я забыл его фамилию.

Этот адвокат, когда уже вечер был в самом, как говорится, разгаре, хотел достучаться до нас, до молодых. Говорил: «Все Вы — молодое поколение, современное! Именно Вы должны своевременно реагировать на современные изменения. Вносить свои предложения по улучшению деятельности института адвокатуры.» Слушали мы все это, кто в телефоне, кто в разговоре между собой.

Говорят, что народ заслуживает правителей, которые ими руководят? Возможно и мы (адвокаты) заслужили такое отношение в результате своего возможного «бездействия»?